Часовое искусство

Fazy a Moscou: Бренд, которого не было

Благодаря стараниям российских коллекционеров на родину вернулся уникальный экземпляр часов Fazy a Moscou — марки, которая могла бы стать великой русской часовой мануфактурой

Благодаря стараниям российских коллекционеров на родину вернулся уникальный экземпляр часов Fazy a Moscou — марки, которая могла бы стать великой русской часовой мануфактурой. Если бы не драматическое стечение обстоятельств. 

Парижский афронт

Существует распространенное мнение, что часы, произведенные в России до ХХ века, – это результат труда талантливых мастеров- одиночек, и пока Европа и Америка создавали мануфактуры, впоследствии давшие рождение нынешним брендам, Россия безнадежно упустила возможность развить не просто самобытное искусство, а конкурентоспособную часовую индустрию. Это справедливо лишь отчасти.

Действительно, изначально производства механических часов как такового в стране не было, лишь отдельные мастера создавали штучные экземпляры (среди них, например, А.К.Нартов и М.В.Ломоносов). Но ситуация изменилась уже в середине XVIII века, когда в 1764 году по инициативе графа Григория Григорьевича Орлова императрица всероссийская Екатерина Вторая издала указ о создании в Москве и Санкт-Петербурге часовых фабрик, подведомственных «Мануфактур-коллегии».

В том же году были организованы сразу три казенные часовые фабрики: в Санкт-Петербурге, Москве и подмосковной Купавне. Естественно, вначале запустить и наладить производство должны были иностранцы. Так, директором московской фабрики, расположившейся в Немецкой Слободе, был приглашен женевский часовщик Марк-Конрад Фази (Marc-Conrad Fazy), представитель авторитетной швейцарской ювелирно-часовой династии.

Fazy a Moscou

На организацию фабрики была выделена беспроцентная денежная ссуда сроком на десять лет в размере 18 тысяч рублей. Фабрику оборудовали по европейским стандартам, закупили станки и специальные инструменты: «машины для делания часовых корпусов, финифтяных досок (циферблатов), для делания колес, на которые в карманных часах цепочки наматываются».

Однако так хорошо начавшаяся история была прервана весьма неожиданно. В том же 1764 году Марк Фази отправил своего подручного Фермье в Париж для закупки оборудования и найма квалифицированных мастеров. Однако французское правительство воспрепятствовало вывозу ценных кадров и технологий и арестовало Фермье с 11 нанятыми им ремесленниками, а купленные им инструменты и машины для производства часов конфисковало.

Это событие подорвало работу фабрики и в итоге она просуществовала лишь до 1778 года. Тем не менее буквально на излете существования мануфактура Фази приняла участие в работе, которая навсегда вписала это имя в историю России, а именно в появлении курантов на Спасской башне Московского Кремля.

В 1776 году Марк Фази с учениками установили на Спасской башне сложные английские часы с колокольным боем, игравшие 24 мелодии. Также была проведена модернизация механизма, и часы впервые стали показывать время на четырех циферблатах, направленных во все стороны света.

Через века и океан

До недавнего времени история о мануфактуре Fazy действительно была всего лишь занимательной легендой. Например, в книге Татьяны Фокиной «Часы мастеров и предприятий России XVIII – начала XX веков из собрания Политехнического музея» прямо указывалось, что часы первых государственных «казенных» фабрик до настоящего времени не выявлены.

В Политехническом музее, Эрмитаже и Оружейной палате Московского Кремля есть отдельные экземпляры, подписанные Fazy Freres (Братья Фази), и даже Jean Fazy St Petersbourg, но ни одних часов казенных фабрик представлено не было. И все же русские коллекционеры нашли доказательства существования фабрик.

На аукционе в Нью-Йорке был приобретен (сумма не разглашается) и привезен на родину раритетный экземпляр: модель с номером 382, маркированная Fazy a Moscou, то есть часы, выпущенные именно московской казенной фабрикой, а не просто часы семьи Фази. Не исключено, что в производстве применялись французские заготовки механизмов ebauche, а вот уже изготовление циферблатов, корпусов, вся финишная доводка и регулировка выполнялись в Москве.

Fazy a Moscou

Серебряный с позолотой корпус классической формы «луковица» сделан в типично французском стиле, на фарфоровом циферблате в стиле середины XVIII века видно клеймо Fazy a Moscou. Между цифрами III и IV можно увидеть отверстие, в которое вставляется ключ завода пружины.

В принципе, для своего времени эта модель была надежной, но довольно стандартной: в часах установлен механизм одной из самых ранних конструкций со шпиндельным спуском – «дедушкой» всех часовых механизмов. Для обеспечения постоянного момента, передающегося с барабана на колесную передачу, применена фузея с цепью Гааля.

В часах XVIII–XIX века этот модуль считался обычным, а в настоящее время встречается крайне редко, только как люксовое дополнение к самым дорогим и зрелищным механизмам. Мало сказать, что держать в руках такое удивительное произведение часового искусства времен Екатерины Великой – само по себе огромное удовольствие.

Ведь эти часы были созданы фактически теми же руками, которые трудились над старыми московскими курантами. Это не просто часы и не символ истории – это и есть сама живая история. Кто знает, как много работающих часов российских мануфактур существует в коллекциях по всему миру? Возродить такую историю — чем не прекрасная задача для охотников за раритетами и тех, кто сегодня пытается создать новое лицо русского часового искусства. 

Опубликовано в журнале "Мои Часы" №5-2009